оказание правовой, информационной и консультационной помощи, содействие правовому просвещению населения
Главная \ Новости \ Статьи \ Минирование судов. А как же те, кто в конвойках?

Минирование судов. А как же те, кто в конвойках?

0

Я писала очередную жалобу в ЕСПЧ на меру пресечения в интересах одной из заключенной шестого СИЗО «Печатники», когда мне позвонила моя бывшая соседка по камере, у которой сейчас идут суды по реабилитации в Тверском суде. Произошло это примерно полвторого. Она сказала, что была первая в очереди, и очень этому радовалась, как сообщили о том, что Тверской и Мещанский суд (а они с прошлого года расположены в одном большом здании на Каланчевской) эвакуируют в связи с угрозой взрыва.

Она долго стояла около суда, надеясь, что скоро все это закончится, и сегодня заседание у нее состоится. Единственное заведение общепита – «Чайхана», расположенная напротив, была полностью заполнена людьми, которые тоже надеялись, что все вот-вот кончится, и заседания у них пройдут. Так что попасть в «Чайхану» не представлялось возможным. Также оцепили близстоящую АЗС, опасаясь, что взрывная волна коснется и ее. Так что идти было некуда, кроме как на три вокзала, куда добираться в общем-то солидно.

Тверской и Мещанский суды покинули все, находящиеся там люди, включая конвойных. Кроме заключенных, запертых в конвойках.

Позже, стало известно, что заминировали еще три суда в Москве – Останкинский, Кузьминский, и Басманный. И еще четыре суда в Санкт-Петербурге.

Это не первый случай, когда злоумышленники «минируют» суды. Примерно в мае прошлого года также «минировали» Московский городской суд. В тот день должна была быть апелляция у моей сокамерницы, и заседание даже успели провести и отложить в связи с тем самым карантином по кори и неявкой по этой причине другой осужденной. При этом, о том, что заседания не будет, было известно заранее, так как в камере, где находилась другая осужденная, карантин не был снят. Людей провозили в автозаках туда и обратно заведомо зря. Только чтобы завести в наручниках в зал, посадить в аквариум, отложить заседание и вернуть людей обратно в зал. И вот, когда людей вернули в зал, по громкой связи сообщили о срочной эвакуации в связи с угрозой взрыва. Запертые в конвойках заключенные, среди которых были беременные женщины и мамочки, стали барабанить в двери конвоек и кричать: «А мы?» «Вас это не касается» - отвечал конвой, спешно покидающий рабочие места. Люди просидели в конвойках несколько часов в страхе, что сейчас взлетят на воздух.

Будучи студенткой, а потом работая в администрации Тульской области, я несколько раз оказывалась в ситуации, когда просили покинуть здание в связи с угрозой взрыва. И никто угроз взрыва всерьез не воспринимал. Но это на воле. А когда ты заперта в конвойке, и когда не можешь выйти из помещения, и слышишь, как те, кто свободен, спешно покидает суд, реальность воспринимается совершенно по-другому. А вдруг именно это минирование не идиотская шутка. И понимаешь, что твоя жизнь никому не нужна, что ты всего лишь какая-то зечка, а не человек, чью жизнь надо спасать, что ты недостойна того, чтобы твою жизнь спасли. Тебя просто бросили. Может быть даже вместе с ребенком, которым ты вот-вот разродишься.

Это не говоря уже о том, что  все время, пока заключенные находились в конвойках, никто не мог выйти в туалет, ибо выводить было некому, конвой эвакуировали, а также, если кому-то требовалась скорая помощь (а такое в судах случается нередко и не только с беременными), ее некому было вызвать. Соседку привезли тогда в 3 часа ночи, и я из первых уст знаю, что такое оказаться в конвойке, когда свободных людей из суда эвакуируют в связи с угрозой взрыва.

Только в 15 часов к Тверскому суду подъехали автозаки, в которые начали грузить заключенных. Более полутора часов они просидели в конвойках.  

В чрезвычайных ситуациях, при пожаре, стихийном бедствии  или теракте, когда существует угроза жизни, заключенными принято жертвовать. Как и сегодня. Это при том, что сообщения о минировании поступили в районные суды, то есть, люди, находившиеся в конвойках еще даже не осуждены, то есть невиновные. То есть абсолютно ничем не отличаются от тех же сотрудников и посетителей суда, которых сегодня спасали.  Права заключенных на жизнь в этой ситуации никак не обеспечены. При том, что декларированы как Европейской Конвенцией о правах человека, так и Конституцией России. Никто не хочет возиться с эвакуацией заключенных в то время как под угрозой жизнь «законопослушных» людей.

Что с этим делать? Как заставить наше государство понять, что заключенные это то же люди, с такими же правами на жизнь, как и все остальные? Писать жалобы в ЕСПЧ, пока ЕСПЧ не вынесет столько постановлений, что наше государство будет вынуждено признать – ситуацию пора менять. Аналогично «клеткам». Другого пути нет.

Обращаюсь ко всем - если ваш близкий человек оказался сегодня в конвойке одного из «заминированных» судов, пишите мне на фейсбук. Будем писать жалобы в ЕСПЧ.

КОНТАКТЫ
Вверх